Оренбургский пуховый платок

Эта песня известна уже несколько десятилетий:

В этот вьюжный неласковый вечер,

Когда снежная мгла вдоль дорог,

Ты накинь, дорогая, на плечи

Оренбургский пуховый платок.

Поэт Виктор Боков, композитор Григорий Пономаренко и замечательная исполнительница русских народных песен Людмила Зыкина прославили мастерство оренбургских пуховязальщиц, поэтично и трогательно рассказали о нем всему миру.

Оренбургский пуховый платок

Оренбургский пуховый платок

Искусство оренбургских мастериц стоит того. Их белоснежные паутинки, легко проходящие в обручальное кольцо, и платки из серого козьего пуха, которым не страшны никакие морозы, вот уже несколько веков радуют женщин, удивляют своей красотой и теплом.

Кажется, будто всегда в этом уральском крае вязались платки. До сих пор чуть ли не в каждом деревенском доме умеют женщины сплетать на спицах ажурные узоры.

Дату зарождения промысла в самом деле определить довольно трудно. Первые сведения об изделиях из козьего пуха стали появляться еще в конце XVII века, когда русские, закрепившись на Урале, стали вести торговлю с местным населением. Изделия из пуха казаки стали выменивать на табак  и чай.

Когда-то коз не чесали, а стригли, как овец. При этом пух смешивался с шерстью, становился непригодным для дальнейшей обработки. Еще в 1766 году русский исследователь Петр Иванович Рычков предложил организовать в Оренбургском крае пуховязальный промысел. Но к его голосу тогда мало кто прислушался.

Зато еще в начале прошлого века оренбургским козьим пухом заинтересовались зарубежные предприниматели. В 1824 году фирма «Боднер» наладила выпуск шалей из оренбургского пуха и получала баснословную прибыль. В это же примерно время английская фирма «Липнер» стала производить пуховые платки из серии «имитация под Оренбург».

Заготавливать и привозить пух издалека бизнесменам было накладно. И они решили упростить дело — перевезти к себе оренбургских коз. Животных начали скупать и переселять в Англию, Францию, Южную Америку и Австралию.

В 1818 году в Марсель была отправлена на корабле огромная отара в 1300 коз. Только четыреста из них выдержали неблизкий путь в душных трюмах. Но и эти животные, несмотря на великолепный уход, стали катастрофически терять свои уникальные качества. Всего за несколько лет они превратились в обычных коз. Не прижились они и в Англии, и даже на отличных лугах Южной Америки.

Стало ясно: для созревания пуха нужны особые климатические условия. Оренбургская коза остается пуховой лишь у себя дома, на Южном Урале.

Селекционеры стараются полностью типизировать поголовье оренбургских коз, чтобы пух у всех был 5—8 сантиметров длиной и толщиной 14—16 микрон. Потому что как раз эти показатели определяют его главное достоинство.