О качестве оренбургских платков

И сегодня каждый оренбургский пуховый платок — это «лицо» мастерицы. Опытная оренбургская пуховязалыцица всегда отличит платки, связанные Натальей Андреевной Победимовой, Пелагеей Григорьевной Чумаковой, Дарьей Ильиничной Максименко…

Но сегодня оренбургские платки — это не только искусство, но и промышленное производство. Как же совмещают на Оренбургском комбинате пуховых платков эти два, казалось бы, далеких понятия?

Оказалось, довольно удачно. Хотя структура у комбината непростая. Там работают несколько тысяч мастериц. Но не сидят они в одном просторном цехе, не вяжут все вместе под песни. Рабочее место для них — свой дом. У каждой есть задание на месяц, которое надо выполнить в срок. А комбинат, в свою очередь, регулярно оплачивает их труд, обеспечивает сырьем — пухом. Собирает и отправляет готовые платки и контролирует их качество.

А как проконтролировать? Ведь манера-то вязания у каждой мастерицы своя. Есть техническая документация, которая оговаривает размер и вес изделия, качественные показатели обработки пуха и пряжи. Когда появились ГОСТы, и самим вязальщицам стало проще ориентироваться. Они знают: в ажурном платке должно быть около 70 процентов пуха, а в простом — чуть поменьше. Стандарт разрешает использовать лишь хлопчатобумажную или шелковую нить, а не капроновую или вискозную. ГОСТ позволяет мастерицам применять лишь устойчивые красители, предусматривает строгий режим крашения.

Вроде бы вещи несовместимые — фантазия художника и стандарт. Но ГОСТ и не сковывает выдумку мастерицы. Рисунок, мотив, орнамент — все это вязальщица выбирает самостоятельно. Для создания новых рисунков на комбинате устраивают конкурсы профессионального мастерства. Лучшие платки фотографируются, рассылаются по всем производствам как эталоны для молодых вязальщиц. Это не грозит однообразием — у опытных мастериц свой почерк, своя манера. Никогда вязальщица не рисует на бумаге будущий платок, она сразу держит в памяти разные узоры и рисунки.